Листовка 1780/VIII.43

Обсуждение конкретных листовок, связанных с ними боевых эпизодов и персоналий.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Всем привет! Хотелось бы обсудить листовку 1780/VIII.43 для бойцов 339-й Ростовской СД и 108-й Гв.СД.
Эта листовка относится к боям на "Голубой линии" - рубеже обороны немецких войск на Кубани весной-летом 1943 г.
Что мы знаем об этих боях?

С февраля 1943 г. началось советское наступление на северо-кавказском направлении. Это было связано с крушением Сталинградской группировки - советское наступление в районе Сталинграда создавало условия для выхода к Ростову-на-Дону и блокирования всей группы армий А на Кубани и Северном Кавказе. И немцы начали отходить, параллельно занимаясь приготовлением оборонительных рубежей на Таманском полуострове.
Подготовленный рубеж, получивший название "Готенкопф" (хотя в советских источниках он почему-то упорно именуется "Голубой линией"), был достаточно мощным.
Вот что пишет о немецкой линии обороны маршал Гречко в своей книге "Битва за Кавказ":
Основная оборонительная полоса, непосредственно "Голубая линия", имела глубину до 6 км, но следом за ней на глубину 30-40 км простирались хорошо укрепленные рубежи.
Левый фланг Голубой линии начинался у Косы Вербяной, проходил через множество приазовских лиманов, затем по р. Курка. Вдоль берега этой реки протяженностью 56 км противник использовал высокие земляные валы. Далее "Голубая линия" шла на восток по болотистой местности вдоль р. Адагум до станицы Киевская. С фронта этот участок прикрывался широкой полосой прикубанских плавней. Затем передний край обороны поворачивал на юг.
На центральном участке "Голубой линии" протяженностью 32 км могли действовать все рода войск. Поэтому гитлеровцы уделили особое внимание укреплению этого участка... Главные узлы обороны первой позиции находились в станице Киевская и на высоте с отметкой 195.5. В центре холмистого плато находилась село Молдаванское. Здесь противник создал мощный узел обороны второй позиции. Этот узел обороны был подготовлен для того, чтобы преградить советским войскам путь к центру Таманского полуострова в случае прорыва ими первой позиции. Передний край центрального участка "Голубой линии" прикрывался густой сетью проволочных заграждений, завалов и минных полей общей глубиной до 500 м. Плотность минных полей на отдельных участках достигала 2500 мин на 1 км фронта.
Южный фас "Голубой линии" протяженностью 25 км проходил по труднодоступной горно-лесистой местности от станицы Неберджаевская до Новороссийска. Захваченную часть Новороссийска гитлеровцы превратили в один из наиболее укрепленных районов "Голубой линии". В течение года днем и ночью велись работы по созданию фортификационных сооружений в Новороссийске. В городе противник оборудовал главную полосу обороны, состоявшую из трех позиций. Глубина этой полосы составляла 5—7 км. В 10 км от переднего края главной полосы проходила вторая полоса обороны. В районе между портом и горами был узкий проход длиной около 3 км и шириной до 1 км. Через этот проход можно было проникнуть в восточную часть города к поселку Мефодиевский. Гитлеровцы заполнили этот проход густой сетью оборонительных сооружений, минных полей и проволочных заграждений. Кроме этих сооружений восточную часть города прикрывали три линии траншей с многочисленными дотами. Дома и целые кварталы были превращены в опорные пункты, улицы перекрыты баррикадами с амбразурами и ходами сообщения. Стены и перекрытия многих зданий противник усилил бетонной и кирпичной кладкой, подвалы приспособил для убежищ. Все крупные здания, не занятые для обороны, гитлеровцы минировали и потом, когда завязались уличные бои, взрывали их и этим создавали дополнительные преграды наступавшим советским войскам. Всего в городе и его окрестностях гитлеровцы возвели больше 500 оборонительных сооружений. Все эти сооружения были густо прикрыты проволочными и минными заграждениями...
В тексте упомянуто село Молдаванское. Запомним его.

Карта немецкой обороны:
1943golub.gif
Более подробную карту "Голубой линии" можно скачать здесь:
http://pobeda.elar.ru/images/map/02-03-04.jpg
Осторожно, большой размер файла - 118 МБ!
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Речь в листовке идет о боях с 22-го по 27-е июля. В это время, вроде бы, крупных попыток прорыва не предпринималось, но это только на первый взгляд.
Где происходили все эти события?
Начнем мы, пожалуй, с освобождения станицы Крымская (ныне город Крымск).
Достаточно подробно бои за Крымскую описаны тут:
http://pobeda.elar.ru/issues/osvobozhde ... -krymskoy/

Приведу лишь некоторые выдержки:
Изображение
Ключевой точкой передовой линии немецкой обороны была станица "Крымская" (ныне город Крымск). Важность этого рубежа определялась его географическим положением и транспортными путями. Через Крымскую проходили ключевые железнодорожные и автомобильные дороги на Анапу, Новороссийск, Тамань и Темрюк. Командование немецких войск уделило максимум внимания подготовке обороны этого участка фронта. Возле Крымской, впервые на Северо-Кавказском фронте, немцы применили многолинейную траншейную оборону, дополненную ДЗОТами и заградительными инженерными сооружениями. Господствующие высоты были заняты немецкой артиллерией, надежно прикрывавшей передовую линию. Все каменные дома станицы были превращены в опорные пункты с постоянными гарнизонами. На основных направлениях были установлены минные поля.

В конце марта советское командование определило основные боевые задачи и начало подготовку к прорыву обороны противника и освобождению станицы Крымской.

4 апреля была сделана первая попытка освобождения Крымской, но успехом она не увенчалась. Спустя 10 дней попытка прорвать оборону снова провалилась.

Учитывая ошибки и недочеты двух первых попыток, командование начало готовиться к третьему удару. Следующие 2 недели прошли в перегруппировке сил и переброске необходимого резерва. Решающая роль в подготовке операции была отведена инженерным соединениям. Для преодоления водных преград было построено 65 мостов, оборудовано 13 бродовых переправ, проработаны 6 различных маршрутов через плавни, длина проложенного при этом пути составила до 40 км, оборудовано 970 плавсредств для переброски живой силы и техники. Минно-инженерный батальон снял свыше 5000 мин. Неоценимую помощь оказали местные жители, хорошо знакомые с особенностями ландшафта, выступив проводниками для специальных отрядов. В штурмовые батальоны, форсирующие плавни, было включено большое количество саперов. Подразделениям пришлось пробираться на легких надувных резиновых лодках, иногда по грудь в воде, сквозь густые заросли камыша, неся на своих плечах оружие и боеприпасы. Преодолев плавни, они должны были захватить плацдармы на подконтрольных немцам берегах рек Кубань и Курка.

Плавни представляли собой огромную территорию, простирающуюся на десятки километров, сплошь заросшую камышом, высотой превышающим два человеческих роста, и залитую водой. Укрыться от огня противника здесь негде, намокшее обмундирование не высушишь, не присядешь поесть, отдохнуть. Голос слышен метров на сто, а без компаса и солнца ориентироваться невозможно. Не отправишься в плавни и без рукавиц. Раздвигать камыш голыми руками - значит остаться надолго с изрезанными руками. Потерявшегося в таких плавнях человека найти очень сложно. Особый упор в период подготовки был сделан на совместные действия танковых и саперно-инженерных частей. Для уменьшения потерь при прохождении минных полей саперы группы сопровождения продвигались на броне головных танков до самой линии огня. Потом следовали пешим строем за своими танками.

В целом, к концу апреля подготовка к наступлению была закончена. Следующие 2 недели прошли в перегруппировке сил и переброске необходимого резерва. Удачные действия 37 армии, наступавшей вдоль реки Кубани, создали благоприятные условия для нового, решающего штурма станицы. Войска 37 армии вышли к реке Курке, севернее Крымской.

56 армия, на которую была возложена задача освобождения станицы, приготовилась к наступлению. Рано утром 29 апреля наши войска начали наступление северо-восточнее Новороссийска в районе Крымской. Начало наступления ознаменовала мощная артиллерийская подготовка, а через полтора часа в наступление пошли ударные группы войск 56-й армии. Со стороны врага атака советских войск была встречена ураганным огнем артиллерии и пулеметов, который поддерживали массированные налеты авиации противника. Немцы, понимая важность ситуации, не собирались сдавать позиции.

К 1 мая успехи наших наступающих войск были малозначительны, и виной тому было не только яростное сопротивление врага, но и просчеты в организации наступательных действий, малая эффективность работы артиллерии, которая не смогла подавить огневые точки противника и в некоторых случаях оставила пехоту без своей поддержки. Небольших успехов наши войска все же добились южнее Крымской, где удалось захватить несколько высот, и выйти на рубеж окраина Красного — совхоз «Пятилетка» — Молочно-Товарная Ферма -Алевара. Активную поддержку наступающим войскам оказывала авиация.

Оценив и проанализировав результаты наступательных действий, командование фронта приняло решение изменить направление главного удара, переместив его на юг от Крымской. Опыт почти двух лет войны, знание тактики ведения боя позволили принять действенное решение. Для продолжения наступления в южную ударную часть была переброшена танковая группа с другого участка фронта, переданы резервные 328-я стрелковая и особая стрелковая дивизия НКВД.
К третьему мая перегруппировка сил была завершена и войска 56 армии возобновили наступление. Стараясь усилить южную линию обороны с северного рубежа, немцы перебросили часть соединений, ослабив защиту на этом участке. Нашим войскам удалось растянуть силы противника и прорвать оборону в обоих направлениях. Опасаясь окружения, немцы начали отвод войск из Крымской.
Пятого мая Крымская была освобождена. После этого наши войска уперлись, непосредственно, в главную полосу немецкой обороны, и все дальнейшие попытки прорвать ее успехом не увенчались.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Главными действующими лицами на интересующем нас участке фронта была 56-я армия генерал-лейтенанта Андрея Антоновича Гречко (будущего министра обороны СССР) с одной стороны и 17-я армия Вермахта под командованием генерала Эрвина Густава Йенеке с другой.

Войска Северо-Кавказского фронта включали в себя пять общевойсковых армий: 58-ю, 9-ю, 37-ю, 56-ю, 18-ю. Кроме того, командующему фронтом в оперативном отношении были подчинены Черноморский флот и Азовская военная флотилия.
В непосредственном подчинении командующего фронтом находилось восемь пушечных и гаубичных артиллерийских полков, одна пушечная артиллерийская бригада калибра 152 мм, одна гаубичная бригада большой мощности — калибра 203 мм, пятнадцать гвардейских минометных полков и две гвардейские минометные бригады «катюш».
Также фронт имел две танковые бригады и шесть танковых полков.
С воздуха войска фронта поддерживались 4-й воздушной армией и ВВС ЧФ.

17-я армия состояла из трех немецких (5-го, 44-го и 49-го) армейских корпусов и одного румынского кав. корпуса. Всего 16 дивизий, 12 из которых занимали оборону, непосредственно, на "Голубой линии". Наибольшая плотность войск наблюдалась на центральном участке и в районе Новороссийска.
4 дивизии были в оперативном резерве Йенеке и находились за вторым рубежом обороны в районе Гладковская, Гостагаевская, Верхие-Баканский. Кроме того, четыре-пять дивизий находились в Крыму как глубокий оперативный резерв командующего 17-й армией.
С воздуха армию прикрывал 4-й Воздушный флот генерал-фельдмаршала Вольфрама фон Рихтгофена.


Изображение
А. А. Гречко.

Изображение
Эрвин Густав Йенеке.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Главный удар Северо-Кавказского фронта (командующий - генерал Петров) наносился силами 56-й и 37-й армий на центральном направлении — Киевское, Джигинское, Старотитаровская с целью рассечь таманскую группировку врага и, развивая наступление к Керченскому проливу, совместно с 9-й и 18-й армиями уничтожить ее, не допустив эвакуации в Крым.
На направлении главного удара была сосредоточена большая часть артиллерии, вся 4-я ВА, а также все танковые части фронта, за исключением одного танкового полка.

26 мая началось первое наступление на "Голубую линию". Наступление не достигло успеха ни на одном участке и через 10 дней было прекращено.
Вот что пишет по этому поводу Иван Андреевич Ласкин, начальник штаба Северо-Кавказского фронта:
Ранним утром 26 мая, за час до начала наступления, мы уже были на ВПУ 56-й армии — на высотке в двух километрах юго-западнее Крымской. Сюда же прибыли командующий артиллерией фронта А. К. Сивков и командарм 4-й воздушной К. А. Вершинин. Командарм 56-й генерал-лейтенант А. А. Гречко и К. А. Вершинин доложили командующему фронтом о полной готовности всех сил и средств к действию согласно плану. Петров тут же по телефону ВЧ заслушал доклады командующих 37-й и 9-й армиями генерал-майора К. А. Коротеева и генерал-майора П. М. Козлова о готовности их войск к действиям{48}.
А ровно в 5.00 началась мощная артиллерийская канонада. Вскоре с ней слился гром бомбовых ударов авиации. Крупные силы бомбардировщиков били по целям, расположенным в некоторой глубине на направлении главного удара. Особенно сильной огневой обработке подвергся участок километров десять по фронту и до четырех километров в глубину на направлении Самсоновский, Русское, где был стык 37-й и 56-й армий. Под конец артиллерийской подготовки, когда мы убедились, что совсем небольшой ветерок дует на запад, на гитлеровцев, Иван Ефимович сказал Вершинину: [157]
— Константин Андреевич, давайте приказ на вылет штурмовиков для постановки дымовой завесы.
Через несколько минут, растянувшись в цепочку, на высоте 15–20 метров пронеслись вдоль переднего края около 20 «илов». Вскоре на переднем крае выросла белая стена дыма. Смещаясь в сторону запада, она закрыла узлы сопротивления, траншеи гитлеровцев и ослепила их. Наши войска пошли вперед. Многие немецкие солдаты, не зная, что делается впереди, справа и слева, в панике покинули передние траншеи, а оставшиеся были уничтожены. Огонь с обеих сторон достиг наивысшего напряжения, и разобраться в обстановке было нелегко. Смотрел на дымовую завесу, и тревожила мысль: не побили бы своих. Наши передовые подразделения, попав в полосу дымовой завесы, тоже оказались слепыми, и продвижение их замедлилось.
Примерно через полчаса дымовая завеса рассосалась, и наши быстрее стали продвигаться вперед. Но и у противника открылись глаза. И бой разгорелся с новой силой, особенно на участке Кеслерово, Киевское, где действовали части 11-го гвардейского стрелкового корпуса 37-й армии генерал-майора И. Л. Хижняка и 22-го стрелкового корпуса 56-й армии, которым командовал генерал-майор В. Ф. Сергацков.
Несмотря на упорное сопротивление врага, наши части прорвали передовые позиции Голубой линии на участке высота 121,4, Самсоновский и отвоевали ряд важных опорных пунктов. Однако расчет на дальнейшее развитие наступления не оправдался. Главной причиной этого были массированные бомбовые удары авиации противника и отсутствие у командарма-56 необходимых резервов для развития успеха. В течение всего дня большие группы самолетов — по 40–60 в каждой — почти непрерывно наносили удары по наступающим войскам. Особенно сильными стали они во второй половине дня, когда в небе одновременно находилось до 600 бомбардировщиков и почти непрерывно происходили воздушные бои, в результате которых за день было сбито 44 самолета противника{49}. Однако срывать воздушные удары врага удавалось не всегда. Никто из нас не ожидал противодействия таких крупных сил авиации. Не оправдался и расчет на дымовую завесу.
Командующий фронтом дал указания А. А. Гречко и К. А. Коротееву продолжать наступление в прежних направлениях [158] и завершить прорыв оборонительного рубежа. А по поводу дымовой завесы сказал:
— Очень слабый ветер, не погнал завесу в глубину немцев. Ведь воевать в дыму намного хуже, чем в ночной темноте.
...
На следующий день в 7 часов 30 минут почти одновременно перешли в наступление и наши войска и противник. Завязались жаркие бои и в небе. В этот день враг, перебросив дополнительные силы авиации с аэродромов на юге Украины, смог бросить против нашего фронта до 1400 самолетов, захватил господство в воздухе и крупными группами бомбардировщиков, по 50–60 самолетов, сбрасывал смертоносный груз на наши позиции. Продолжались и воздушные бои. Они часто принимали размах и характер настоящего сражения в небе. Только за 26–28 мая гитлеровцы в воздушных боях потеряли 158 самолетов{51}.
Вечером 3 июня я докладывал Военному совету вывод штаба из сложившейся обстановки: наступление следует временно приостановить и приступить к более тщательной подготовке новой операции.
Командующий ничего не отклонял и не одобрял. Постукивая карандашом по столу, он о чем-то долго раздумывал, потом только бросил:
— Наступление прекратим. Со Ставкой согласуем. Надо полнее и глубже изучить противника и Голубую линию. Сил у нас достаточно, нужно только более умело ими распорядиться.
На следующий день командующий созвал на совещание руководящий состав штаба фронта. Открывая его, Иван Ефимович, не терпевший многословия, сказал:
— Десять дней войска фронта вели наступательные действия, но ни на одном направлении не достигли успеха. Лишь на отдельных участках 56-й армии удалось захватить передовые позиции немцев. Нам надо разобраться в причинах неуспеха и извлечь из них уроки. Штаб подготовил доклад по этому поводу. Послушаем его...
Вот в самых общих чертах суть этого доклада.
Первое. 17-я немецкая армия обороняется в прежнем составе. В первом эшелоне на Голубой линии находится двенадцать дивизий, усиленных армейской артиллерией. Общая протяженность рубежа 110 километров. Следовательно, на каждую дивизию приходится участок менее 10 километров. Такая тактическая плотность в обороне даже в полевых условиях считается очень высокой. А на таком сильно укрепленном рубеже и исключительно выгодной для противника местности прорвать его оборону можно только при создании очень высокой плотности артиллерийского огня на определенных направлениях. А между тем у [165] нас на направлении главного удара на один кило;метр фронта она достигает всего 60–70 стволов. Это очень мало.
Второе. Мы недостаточно хорошо знаем истинное расположение сил врага на рубеже обороны. И поэтому в 56-й армии огневые средства действуют, не имея конкретных указаний о целях. К серьезному недочету в планировании операции в этой армии следует отнести распыление сил по фронту и отсутствие второго эшелона или сильного резерва.
Третье. В воздухе авиация противника имеет превосходство. Основные ее усилия направлялись для нанесения массированных бомбовых ударов по наступающим войскам на направлении нашего главного удара, и ей не раз удавалось задерживать наступление и причинять частям потери. Безусловно, необходимо завоевание превосходства над врагом в воздухе.
Четвертое. Отмечается недостаточная продуманность организации боя командирами и штабами, взаимодействия различных сил и огня.
После обсуждения доклада командующий фронтом коротко подвел итог, по существу одобрив выводы штаба, а в заключение сказал:
— По данным разведки, гитлеровское командование продолжает непрерывно возводить новые укрепления как на самой Голубой линии, так и в глубине Таманского полуострова. Это свидетельствует о том, что противник рассчитывает удерживать за собой и полуостров, и Новороссийск. Для прорыва такой укрепленной обороны у нас не хватает артиллерии, а вместе с тем и умения. Ведь Ставка не может выделить фронту ничего дополнительно. Но у нас много сил, которые либо не в полной мере, либо недостаточно умело используются. Я прежде всего имею в виду Черноморский флот и Азовскую флотилию, которые представляют собой огромную силу, но в проводимом наступлении не имеют активных задач. Считаю целесообразным наступательные действия на всех направлениях временно прекратить, закрепиться на достигнутых рубежах и приступить к более тщательной подготовке операции. 17-ю армию немцев на Тамани обязаны разгромить войска нашего фронта совместно с Черноморским флотом и Азовской флотилией. Для этого надо теперь же начать глубокую и всестороннюю разведку противника во всей полосе фронта, на морях и готовить новую операцию.
Чуть ли не на следующий день командующий фронтом направил доклад в Генштаб о том, что проводившаяся наступательная [166] операция не получила своего развития, и просил утвердить его решение о прекращении наступления.
Ставка утвердила это решение командующего фронтом и приказала: «Впредь до особого распоряжения от активных наступательных действий на участках 37, 56 и 18-й армий следует воздержаться. На всем фронте перейти к прочной обороне на занимаемых рубежах. Разрешается вести частные активные действия на отдельных участках только Для улучшения своего оборонительного положения. Особое внимание обратить на безусловное удержание за собой плацдарма в районе Мысхако»{52}.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Тут-то мы и подходим к описанным в листовке событиям. Сначала постараемся понять общую картину из той же книги Ласкина "У Волги и на Кубани" http://militera.lib.ru/memo/russian/las ... index.html.

Он достаточно краток:
28 июня Ставка вновь поставила фронту задачу: «Сосредоточенными ударами главных сил фронта взломать оборону противника на участке Киевское, Молдаванское (т. е. опять же по центру обороны. — И. Л.) и, нанося главный удар в направлении Красный, Гостагаевская, очистить от врага район Нижней Кубани и Таманский полуостров»{53}.

Но враг, как только мы прекратили наступательные действия, сразу же резко усилил строительство новых оборонительных сооружений на всей Голубой линии: возводились доты и дзоты, устанавливались минные поля и проволочные заграждения. Весна и начавшееся лето здесь работали на руку противнику: буйно разросшаяся зелень замаскировала и укрыла заграждения и большинство огневых точек. Так что и начавшееся 22 июля новое наступление было безуспешным. Мы несли неоправданные потери.

Мы доносили в Ставку:
«Наступление, начатое войсками Северо-Кавказского фронта 22 июля, развития не получило. Основные причины неуспеха: противник, усилив первую линию обороны вводом 98-й пехотной дивизии немцев, 1-й горнострелковой дивизии румын и 13-й танковой дивизии, создал очень высокую огневую плотность, достигающую на один километр фронта 60 ручных и станковых пулеметов и до 30 орудий. К тому же оборона построена на очень выгодной местности. А боевой состав фронта к началу операции был ослаблен Выводом трех четвертей боевой авиации, двух тяжелых гвардейских минометных бригад, четырех полков танков и двух полков самоходной артиллерии. Считаю необходимым временно приостановить наступление и приступить к более основательной подготовке новой операции»{54}. [167]

Верховный утвердил это решение и приказал уточнять расположение и намерение противника и готовить войска к продолжению наступления.

К сказанному в докладе И. Е. Петрова в Ставку следует добавить, что неудача нашего наступления во многом определялась и оперативным решением. Дело в том, что в операции две фланговые армии, по существу, не проводили активных, решительных наступательных действий о самого начала. Они должны были начать их всеми силами по особому указанию командующего фронтам в зависимости от хода развития наступления на главном, центральном направлении. И это сказалось на организации оперативного взаимодействия войск, а главное, давало возможность противнику с первых же часов наступления раскрыть направление нашего главного удара и нацелить туда основные силы авиации и резервы. Следует сказать и о другом. Начавшееся массовое изгнание фашистских войск с советской земли вселило в некоторую часть высшего и старшего командного и политического состава ошибочное убеждение в том, что теперь-де моральный дух врага надломлен и он не будет способен упорно обороняться. Именно это побуждало отдельных командующих и командиров соединений вводить с самого начала наступления все силы в первый эшелон в надежде прорвать оборону и без ввода в бой крупных резервных сил. Недооценка сопротивления противника отрицательно сказывалась и на тщательности отработки артиллерийского наступления.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

А где в описываемый период очередного неудачного наступления были 339 СД и 108 Гв.СД?

Продолжение следует.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

По 108 Гв. СД известна следующая информация:
Сформирована дивизия на базе 4 и 10 гвардейских стрелковых бригад.

305, 308 и 311 гвардейский стрелковый полк,
245 гвардейский артиллерийский полк,
110 гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
104 гвардейская разведовательная рота,
115 гвардейский саперный батальон ,
167 гвардейский отдельный батальон связи (139 гвардейская отдельная рота связи),
600 (112) медико-санитарный батальон,
105 гвардейская отдельная рота химзащиты,
752 (109) автотранспортная рота,
675 (103) полевая хлебопекарня,
711 (106) дивизионный ветеринарный лазарет,
1595 (09276) полевая почтовая станция,

1263 полевая касса Госбанка.

Описание боевого пути дивизии есть в книге "Гвардейская Николаевская" В. П. Савельева и Н. В. Попова.
Вот, что пишут авторы о событиях 22-27 июля 1943 г.:
Прошло 10 дней напряжепной учебы. 19 июля была получена боевая задача на наступление. Дивизии предстояло действовать в первом эшелоне на правом флангет10-го корпуса. Она должна была с рубежа Горищный, Самсоновский нанести удар в направлении Тамбуловский, Арнаутский, прорвать оборону противника и овладеть населенными пунктами Арнаутский, Подгорный, в дальнейшем наступать на Русское. Дивизии придавались 14-й и 51-й танковые полки, 1449-й самоходно-артиллерийский полк, пять артиллерийских и минометных полков.
Артиллерийская подготовка планировалась продолжительностью 120 минут.

Противник тщательно подготовил оборонительный рубеж. На направлении наступления дивизии на глубину до Арнаутского было оборудовано две позиции, все высоты приспособлены к круговой обороне, перед передним краем были установлены проволочные заграждения и минные поля. Занимая господствующие высоты, противник держал под огнем всю глубину наших боевых порядков, пути подвоза и эвакуации.
В полосе наступления дивизии оборонялись два батальона 288-го и один батальон 290-го полков 98-й пехотной дивизии, усиленные танками и артиллерией. В ближайшей глубине в районах населенных пунктов Красный, Арнаутский, Молдаванское располагались резервы, предназначенные для нанесения контратак и закрытия брешей, пробитых нашими войсками.
Командир дивизии полковник С. И. Дунаев, строя боевой порядок соединения, решил иметь наиболее сильным первый эшелон, способный нанести мощный удар по обо
роне с ходу; в резерв дивизии выделялся только один стрелковый батальон 305-го полка.
Главный удар, исходя из условий местности и замысла командира корпуса, наносился на правом фланге на участке наступления 308-го полка, которым командовал майор К. А. Андреев. Трудность выбора его состояла в том, что на флангах полосы наступления дивизии в обороне находились две господствующие высоты — 95,0 и 114,1, с которых противник мог вести активное огневое воздействие, а при вклинении наших частей в его оборону создавать угрозу нанесения контратаки по флангам. Наибольшую опасность представляла высота 95,0, южные скаты которой входили в полосу наступления дивизии. При организации взаимодействия особое внимание уделялось подавлению огневой системы противника и захвату совместно с 383-й дивизией высоты 95,0. В соответствии с замыслом боя 308-й полк получал почти половину приданных дивизии средств усиления, что позволило иметь на участке его прорыва, 1,3 км по фронту, 197 орудий и минометов, 24 танка. Задача полка сводилась к тому, чтобы ударом в направлении Горищный, Гоголя прорвать оборону противника и овладеть южными скатами высоты 95,0, в дальнейшем, обеспечивая правый фланг дивизии со стороны этой высоты, захватить рубеж в 1 км восточнее Гоголя.
305-й полк наступал в центре полосы дивизии с задачей овладеть безымянными высотами севернее Подгорного, а затем населенным пунктом Арнаутский. Содержанием ближайшей задачи 311-го полка являлся захват Подгорного и высот южнее Арнаутского.
Боевой приказ командиром дивизии был отдан на местности в 13 часов 19 июля. Командиры полков и подразделений имели примерно двое суток на организацию наступления. Основную часть времени заняла работа командиров всех степеней на местности, где отрабатывались вопросы взаимодействия. По своим результатам эта работа была бы намного результативнее при наличии исчерпывающих данных о противостоящем противнике. Данные об обороне, полученные от сменяемых частей и штаба корпуса, были недостаточно полными, и их было мало, особенно для планирования надежной огневой подготовки.
В ночь на 22 июля не пришлось отдыхать саперам 115-го саперного батальона. Одна только рота старшего лейтенанта Д. И. Андрыгина за ночь проделала три прохода в минных полях противника. Саперы извлекли 151 противотанковую мину. Почти рядом с передним краем врага под огнем бесстрашно и сноровисто действовали саперы Т. Я. Левицкий, С. Т. Юдин, П. Е. Карпов, П. И. Яхно, И. М. Трофимов, И. С. Акинтьев, И. А. Емельянов.
В 8 часов 20 минут 22 июля после мощной артиллерийской и авиационной подготовки начался прорыв вражеской обороны. В низине, большой, ровной, зажатой в виде подковы цепью высот, развернулась пехота с танками. Напряжение боя с каждой минутой нарастало. Подразделения медленно, но настойчиво продвигались вперед. Несмотря на яростное сопротивление противника, батальоны первых эшелонов полков взяли первую траншею. Враг отошел, но после короткого артиллерийского налета и вторая траншея была захвачена. Противник уси-
лил огонь, прижал пехоту к земле, а танки заставил укрыться в складках местности, что затормозило дальнейшее продвижение вперед. В этой обстановке командир дивизии решил ввести в бой все вторые эшелоны полков. Одновременно усилился артиллерийский огонь, пришли в движение танки. Подразделения, поддержанные ударами авиации, с ходу атаковали третью траншею врага и овладели ею.Наибольшая трудность, как и предполагалось еще при организации наступления, возникла на правом фланге, где наступал 3-й батальон 308-го полка капитана П. Е. Закутнего. Противник, удерживая высоту 95,0, огнем не допускал продвижения наших подразделений в глубину. Все усилия батальон сосредоточил на подавлении огневых точек на юго-западных и южных скатах высоты. Большую помощь ему в решении этой задачи оказала батарея 76-мм орудий и истребительно-противотанковая батарея 45-мм пушек. Особенно в этом бою отличились командир расчета сержант И. А. Неведров и наводчик сержант В. Е. Дзюба. Огнем своего 76-мм орудия они разрушили три блиндажа, подавили минометную батарею и рассеяли до взвода пехоты противника, перешедшего в контрата
ку. Командир расчета 45-мм пушки старший сержант Н. М. Витковский и наводчик младший сержант И. Ф. Рассохин уничтожили 3 пулеметные точки, разрушили 1 блиндаж и подбили 2 бронетранспортера.
Умело и сноровисто действовали пулеметчики 3-го батальона. Рядовой А. М. Абрамов, будучи раненным, продолжал вести огонь. В этом бою он уничтожил расчет пулемета и 10 фашистов. Рядовой С. Ф. Титниченко огнем пулемета подавил две огневые точки, уничтожил 18 фашистов, чем дал возможность 8-й роте, с которой он действовал, продвинуться вперед. Подносчик патронов рядовой В. П. Монастырский заменил вышедшего из строя наводчика и уничтожил 10 гитлеровцев.
Бой продолжался. Успешно продвигавшийся вперед 2-й батальон 308-го полка майора В. М. Шумрикова при подходе ко второй позиции был контратакован противником силами до батальона пехоты с восемью танками со стороны хутора Арнаутский. При отражении контратаки бесстрашно действовал командир отделения пулеметной роты старший сержант В. С. Трусов, который заменил вышедшего из строя наводчика и уничтожил около взвода пехоты. Пулеметчик Я. А. Мумляк попал под минометный обстрел, но продолжал вести огонь, не допуская продвижения пехоты за танками. Помощник командира взвода автоматчиков 4-й роты старший сержант Ф. Н. Чиркин, находясь в танковом десанте, не растерялся, когда танк был подбит. Энергичным броском вперед он достиг окопов противника, увлекая за собой солдат. При отражении контратаки огнем из автомата Ф. Н. Чиркин уничтожил несколько фашистов.
Смело действовали стрелки 6-й роты, на которую приходилось острие контратаки противника. Рядовые П. К. Грузинский, А. Л. Давыденко, П. С. Рубан, старший сержант X. Е. Лазо уничтожили огнем и гранатами по нескольку гитлеровцев. В результате смелых действий личного состава контратака противника была отражена, и он вынужден был отойти на исходные позиции.
Введенный в бой 1-й батальон 308-го полка майора Н. Я. Чернова не смог внести значительных изменений в создавшееся положение. Подразделения батальона, су
мевшие несколько продвинуться Вперед и зацепиться за вторую позицию, были контратакованы батальоном пехоты и 10 танками противника со стороны высоты 95,0 и хутора Арнаутский. Основной удар пришелся по 3-й роте. Завязался ожесточенный бой. Противнику удалось вклиниться в наши боевые порядки. Но бойцы не дрогнули. Пропустив танки через свои боевые порядки, они продолжали вести огонь по пехоте врага. Фашисты залегли. А в это время в борьбу с танками противника вступил 110-й истребительно-противотанковый дивизион под командованием майора В. В. Тычинского. Не выдержав единоборства с артиллеристами, фашисты отошли, потеряв 4 танка.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

В центре полосы наступления дивизии стремительно продвигался вперед 305-й стрелковый полк. Противник спешно сосредоточивал усилия на удержании второй позиции. Из садов хутора Арнаутский, развернувшись в цепь, во фланг наступающим вышло до полка пехоты и 40 танков противника Подразделения 305-го полка приготовились к отражению контратаки. Командир 245-го артполка подполковник П. 3. Глушенок сумел в этот момент выдвинуть часть орудий на прямую наводку.
С НП дивизии отчетливо просматривалась контратакующая группировка противника. Потребовалось совсем немного времени, чтобы поставить задачи артиллерии на открытие огня. Командующий артиллерией подполковник Б. А. Харкевич и его начальник штаба майор П. П. Николаев находились вместе с командиром дивизии на НП.
По команде командира дивизии артиллерия открыла огонь. В боевых порядках контратакующих появились черные султаны разрывов снарядов и мин. Прогремело несколько залпов «катюш». Но и артиллерия противника наращивала темп стрельбы. Усилилась активность авиации. По 20—30 «юнкерсов» пикировали с включенными сиренами на боевые порядки пехоты, огневые позиции артиллерии, пункты управления.
Обстановка осложнялась. Противник контратаковал еще с одного направления, со стороны Молдаванское. Ожесточенный бой не затихал. Враг потерял шесть танков, но упорно лез вперед. Батарея 45-мм пушек 305-го полка понесла значительные потери, но продолжала уничтожать фашистские танки . Орудие старшего сержанта Н. И. Егорушкина, находясь в цепи 8-й роты, подбило два танка. Противник начал обстреливать орудийный расчет из минометов. Вышли из строя два человека, но орудие не прекращало вести огонь. Наводчик младший сержант К. Зеленский сумел подбить еще один танк и уничтожить две пулеметные точки противника.
Отважно действовали бронебойщики роты ПТР 3-го батальона 311-го полка рядовые И. Е. Феофилов и Я. М. Шелутко. За 10 минут боя они подбили 3 танка и уничтожили станковый пулемет противника. Храбро сражались взводы ПТР 305-го полка лейтенантов И. Я. Остапенко и Т. И. Трухина. И. Я. Остапенко — опытный воин. Еще находясь в составе взвода бронебойщиков 2-го батальона 10-й стрелковой бригады, он совершил беспримерный подвиг. С братом Дмитрием в бою под Орджоникидзе они уничтожили из противотанковых ружей 20 танков. Иван за подбитые 7 танков был награжден орденом Ленина, а Дмитрий, уничтоживший 13 вражеских машин, получил звание Героя Советского Союза.
Став офицером, Иван Яковлевич принял взвод ПТР. В бою он всегда рядом с бойцами, помогает советами, распределяет огонь по целям, заботится о доставке боеприпасов. Вот и сейчас командир заменил выбывшего из строя наводчика. Стреляет он без промаха: танк и бронетранспортер охватывает пламя.
Бронебойщики стояли насмерть. Когда кончились патроны, в ход пошли гранаты. Лейтенант Т. И. Трухин вел огонь по наседавшему врагу из трофейного пулемета, пока не израсходовал боеприпасы. В этом бою он уничтожил несколько гитлеровцев.
На участке 3-го батальона 305-го полка через боевой порядок прорвалось до роты противника. Тогда командир батальона майор Г. Н. Евминов бросил в бой свой резерв — стрелковый взвод, усиленный двумя станковыми пулеметами. Его возглавил адъютант батальона старший лейтенант И. П. Полчанинов. Взвод занял выгодный рубеж и отбросил вклинившегося противника.
Успешно вели огонь и минометчики 1-го батальона 305-го полка, возглавляемые лейтенантами М. Ребровым
и Н. Карапузкииым. Расчеты беглым огнем сумели нанести врагу большие потери, особенно в ходе отражения контратаки. Правда, этот успех достался им дорогой ценой. В бою погибли С. Гуржий, А. Кудрич, Т. Кожемяко, Н. Симоненко, П. Скрыпник, Петр и Андрей Брыки. Слаженно действовали также расчеты сержантов И. Острецова и В. Распопова.
В один из моментов боя расчет В. Распопова открыл огонь по двум бронетранспортерам. После четвертой выпущенной мины вражеские бронетранспортеры, груженные боеприпасами, загорелись. В этом же бою минометный взвод лейтенанта И. Губина уничтожил до взвода пехоты, два орудийных расчета и три пулеметные точки.
При отражении контратаки решительно действовали саперы 115-го саперного батальона. 12 саперов под командованием старшего сержанта В. П. Глухова под огнем врага сумели поставить на направлении движения танков противника 44 мины. Несмотря на ранение, В. П. Глухов оставался в строю и только после боя был отправлен в медпункт. За смелые и отважные действия он был награжден орденом Отечественной войны II степени.
В боевой обстановке особое значение имело поддержание непрерывной связи. Благодаря самоотверженной работе связистов быстро устранялись порывы линий связи. Чтобы обеспечить бесперебойную связь со штабами корпуса и армии, много выдумки и умения в организации радиосвязи проявили помощник начальника связи по радио капитан Г. И. Проценко, командир радиовзвода лейтенант Н. Д. Гусаков, начальник радиостанции сержант Е. X. Енгулатов и радисты А. Сизых и К. Тафатулин.
Общими усилиями стрелковых подразделений, танков и артиллерии контратаки удалось отразить и отбросить противника на исходные позиции. Не давая ему времени закрепиться на новом рубеже, части дивизии перешли в атаку. Наиболее успешно действовал 3-й батальон 311-го полка, который первым ворвался на вторую позицию.
Командир батальона капитан В. Я. Антропов проявил исключительную дерзость и решительность. Сосредоточив огонь артиллерии и минометов по огневым точкам противника, прикрывающим подступы к сильно укрепленному опорному пункту в районе Подгорный, он направил в обход 7-ю роту, которая ударом во фланг способствовала быстрому продвижению основных сил батальона. В первой цепи атакующих был сам командир батальона, личным примером воодушевляя воинов, вселяя в них уверенность в победе.
Как только батальон захватил Подгорный, противник сразу же предпринял контратаку. Командир батальона выдвинул роту старшего лейтенанта М. С. Новикова с хутора в район небольшой высоты, с которой простреливались все подходы к нему. И эта рота сыграла решающую роль в отражении контратаки 16 танков и до двух рот пехоты противника. Внезапным огнем рота расстроила его ряды, отсекла пехоту от танков, а бронебойщики подбили два танка. За мужественное поведение и инициативные действия командир роты был награжден орденом Красной Звезды. Три контратаки отразил батальон и удержал занимаемый рубеж.
В 305-м полку стремительно продвинулся вперед 2-й батальон майора Ф. К. Ольховика и захватил участок второй позиции. Следом за ним на вторую позицию ворвались и другие подразделения.
Пулеметчик 6-й роты рядовой И. В. Лютый первым достиг траншеи противника и, захватив трофейный пулемет, стал в упор расстреливать врага. Автоматной очередью он был ранен в обе ноги. Пулеметчика отнесли в воронку, чтобы укрыть от огня. Но в это время началась очередная контратака. Видя тяжелое положение своих товарищей, превозмогая боль, солдат подполз к пулемету и принял участие в ее отражении.
Командир пулеметного расчета старший сержант Ф. С. Савельев уничтожил огнем из пулемета 2 огневые точки противника, мешавшие продвижению стрелков. Его ранило разорвавшимся поблизости снарядом, но. он продолжал вести огонь до тех пор, пока второй вражеский снаряд не оборвал жизнь гвардейца.
В боях под Арнаутским мужество и отвагу проявил командир группы разведчиков 305-го полка сержант И. Маршалка. Возглавляемая им группа разведчиков ворвалась в траншею врага, огнем из автоматов и гранатами перебила более двух десятков фашистов, а двух взяла в плен. Гитлеровцы пытались отрезать пути отхода смельчакам и захватить их. И. Маршалка приказал товарищам отходить, а сам остался прикрывать их отход. Разрывной пулей ему перебило ноги, но сержант не выпускал из рук оружия, медленно отползая к своим. А когда у него кончились боеприпасы, он приподнялся и с возгласом «Разведчики в плен не сдаются!» подорвал себя и окруживших его фашистов последней гранатой.
К вечеру части дивизии получили приказ завершить выполнение поставленной задачи, но атака ночью не принесла успеха.
На следующий день, 23 июля, положение частей не изменилось. Дважды, в 6 и 18 часов, дивизия предпринимала атаки, но противник сумел за ночь значительно усилить обозначившиеся опасные направления.Для прорыва второй позиции требовалось выявить огневую систему противника, с тем чтобы организовать ее подавление. Огонь по площадям не приносил пользы. Стрельба орудий прямой наводкой, при наличии у противника господствующих высот, становилась трудно осуществимой, потому что расчеты несли большие потери при выдвижении орудий на позиции.
24 июля рано утром противник, произведя перегруппировку, нанес удар по левому флангу дивизии со стороны Молдаванское. До полка пехоты с 16 танками при поддержке артиллерийских дивизионов четыре раза переходили в контратаки, пытаясь захватить Подгорный и отбросить наши части от второй позиции, но успеха не имели.
В результате трехдневных ожесточенных боев противнику были нанесены большие потери. В ночь на 25 июля по распоряжению командира корпуса 305-й и 311-й полки, сдав свои рубежи частям 339-й дивизии, были выведены во второй эшелон. 308-й полк оставался на переднем крае для проведения разведки боем. Через сутки и он был выведен в тыл.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Оставим за скобками типичную "героико-патриотическую" манеру изложения, характерную для всей советской литературы о войне.
Для нас важно следующее: В первый день дивизии удалось захватить первые два оборонительных рубежа, после чего наступление остановилось. Далее бои шли лишь за удержание занятых позиций и отражение постоянных немецких контратак. С 25 июля в дело вступила 339-я СД и сразу же попала под удары контратакующих немцев.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовка 1780/VIII.43

Сообщение Hohner »

Но это все популярная литература, в которой ни слова не сказано про 339 СД. Но тут мне в руки попались журналы боевых действий 308 Гв. СП 108 Гв. СД, 339 СД и "Боевой путь 108 Гв. СД".
Эти документы есть на сайте "Память народа" https://pamyat-naroda.ru

Продолжение следует.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Ответить

Вернуться в «История одной немецкой листовки»