Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Обсуждение конкретных листовок, связанных с ними боевых эпизодов и персоналий.
Ответить
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Сообщение Hohner »

Всем привет! Еще в марте Андрей выкладывал на всеобщее обозрение эти листовки, посвященные 109-й Стрелковой дивизии.
Они уже размещены в нашем каталоге:
http://agitka.su/index.php/de/ost/61-nmot/4077-n-mot-56
http://agitka.su/index.php/de/ost/61-nmot/4078-n-mot-57

В листовках речь идет о 109-й СД 2-го формирования. Дивизия первого формирования входила в состав Отдельной Приморской Армии и разделила судьбу остальных защитников Севастопольского оборонительного района.
Данная же дивизия начала свое существование как 21 мотострелковая дивизия внутренних войск НКВД.

Дивизия разворачивалась с 22 июня по 1 июля 1941 года в Ленинграде в соответствии с мобилизационным планом на базе 13-го оперативного полка НКВД, 14-го мотострелкового полка НКВД, 15-го полка НКВД. В дивизию влилась окружная школа младшего начсостава пограничных войск. Командовал дивизией полковник Папченко М.Д.
Изначально дивизия называлась "21-я мотострелковая дивизия оперативных войск НКВД СССР", в сентябре 1941 года переименована в дивизию внутренних войск.
Полки дивизии на момент формирования дислоцировались: 13-й полк в Ленинграде, 14-й полк в Выборге, 15-й полк в Петрозаводске, Сортавале, 35-й полк в Шлиссельбурге. В составе дивизии насчитывалось 5915 человек.
Кировский завод передал дивизии отремонтированные 75 орудий без панорам, и 18 пушек смонтированных на автомашинах, в качестве подвижного резерва. Для укомплектования орудийных расчетов в дивизию были направлены 1500 человек из городской милиции, все бывшие артиллеристы.

В конце августа 1941 года — начале сентября 1941 года дивизия переформировывалась, из её состава были исключены 13-й мотострелковый полк, на который была возложена охрана объектов в Ленинграде, в частности, Смольного, и 15-й полк в Петрозаводске, взамен их были включены 6-й и 8-й стрелковые полки, сформированные за счёт пограничников. В сентябре 1941 года в дивизию были влиты остатки 22-й дивизии НКВД.

В составе действующей армии с 26 июня 1941 по 6 августа 1942 года.
В 14-й полк входили: личный состав 14-го Краснознаменного мотострелкового полка НКВД, подразделения 33-го и 5-го погранотрядов, вышедшие из боев на Карельском перешейке, Окружная школа младшего начсостава погранвойск. Командир полка - полковник Родионов В.А.(начальник Окружной школы младшего нач. состава). 3-4 сентября 1941 г. полк занял участок обороны: Финский залив, юго-восточная окраина Урицка, Балтийская железная дорога.
8-й полк состоял из 8-го погранотряда и совпартактива Невского района Ленинграда. Командир полка - полковник Демидов С.П. Позиции на 3 сентября 41г. - район Балтийская железная дорога, р.Дудергофка, Лиговский канал.
6-й полк состоял из бойцов 6-го погранотряда и совпартактива Московского района Ленинграда. Командир - полковник Нестеров. Полк вышел на рубеж Аэропорт, Средняя Рогатка, Витебская железная дорога.
35-й полк полковника Ефимова находился во втором эшелоне дивизии.

С 3 по 12 сентября полки оборудовали полосу обороны и несли заградительную службу на Таллиннском и Пулковском шоссе, по которым отступали разрозненные части Красной армии. В инженерных работах принимали участие рабочие Кировского завода. Они монтировали на позициях стальные бронеколпаки и бронещитки.
В ночь на 12 сентября через боевые порядки дивизии прошло большое количество беженцев и военнослужащих Красной Армии.
13 сентября в районе Урицка и Старо-Паново пограничники 21-й дивизии вступили в непосредственное соприкосновение с противником. Дивизия попала под удар передовых частей 58-й пехотной и 39-й моторизованной дивизий Вермахта.
Удар нанесли передовые части 58-й пехотной и 36-й моторизованной дивизий Вермахта.
На рассвете 14 сентября позиции пограничников подверглись массированному налету немецкой авиации. Одновременно противник начал артиллерийский обстрел позиций, а затем и штурм рубежей занимаемых 21-й дивизией. На помощь пограничникам пришли наши тяжелые артполки и корабельная артиллерия Балтийского флота. Артиллерийский удар был нанесен по скоплениям пехоты и танков противника западнее Урицка и Старо-Паново. Немецкие танки и пехота перешедшие в атаку вдоль насыпи Балтийской ж\д были встречены огнем противотанковых пушек.
15 сентября бои продолжались на прежних рубежах. Все попытки противника продвинутся вперед успеха не имели. В полосу обороны дивизии была введена 56-я стрелковая дивизия полковника Кузнецова.
С 16 сентября 1941г. 21 сд НКВД вошла в состав 42 А.
17 сентября в контратаку на Старо-Паново была брошена ударная группа под командованием комбата Семина - батальон 85-го железнодорожного полка НКВД, 250 бойцов 14-го полка 21 сд и подразделения ополченцев. Бойцы достигли вражеских окопов и навязали немцам рукопашный бой. И хотя овладеть Старо-Пановом не удалось, выходы из Урицка были прикрыты. Не смотря на огромные потери немцы не смогли преодолеть рубежи занимаемые 21-й дивизией НКВД и к вечеру 17 сентября были вынуждены прекратить атаки и перейти к обороне. Пограничники также продолжали укреплять свои позиции. На участок занимаемый 14-м полком прибыли 10 танков КВ (командир танкового батальона майор Проценко). Танки были установлены в качестве огневых точек южнее Шереметьевского парка. Там же заняла позиции зенитная батарея капитана Морева, а в районе Автово разместился 14-й полк тяжелой артиллерии. Враг был остановлен, на занимаемых позициях дивизия осталась до января 44г.
В октябре 41г. части дивизии совместно с танками майора Проценко пытались прорваться на встречу десанту высаженному в Стрельне. Но оборону противника преодолеть не удалось. Больше на участке обороны 21-й дивизии значительных наступательных операций не проводилось, не считая периодической разведки боем, и беспокоящих действий по отношению к противнику. В октябре 41г. в 14-м полку дивизии по инициативе лейтенанта Буторина начало развиваться снайперское движение.
Весной 42г. в Урицк прибыл Норвежский добровольческий легион СС. 16 апреля 1942 г. под Урицком вторая рота 14 полка 21-й дивизии вступила в бой с легионерами. Норвежцы проделав проходы в заграждениях, продвинулись к нашим позициям и ворвались в траншеи. Но, вступив в рукопашную схватку с пограничниками, и потеряв более 200 человек вынуждены были отступить.

Насколько мне удалось понять из разрозненных упоминаний, указанный участок дивизия занимала вплоть до операции "Нева-2".
Причем наиболее тяжелые бои были связаны с опорным пунктом "Платформа".
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Сообщение Hohner »

Опорный пункт "Платформа" находился южнее Старо-Паново.
По ссылке доступна карта генштаба с немецкими подписями ориентиров. Насколько я понимаю, "Платформа" проходит под надписью E-Werk.
http://www.wwii-photos-maps.com/prewarm ... py%29.html

Опорный пункт представлял собой несколько зданий, обнесенных прямоугольным забором.
Изображение

Вот тема на форуме по истории Лигово, посвященная "Платформе". Привязка к ориентирам и много фото: http://ligovo.forum24.ru/?1-37-0-00000017-000-0-0
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Сообщение Hohner »

Вот аэрофотосъемка местности:
Изображение

Насколько я понимаю, ныне эта территория находится под взлетной полосой аэропорта Пулково.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Сообщение Hohner »

Описания боев за указанный период я, к сожалению, не смог найти, но, я думаю, что они не отличаются от других безуспешных попыток прорвать немецкую оборону в районе Пулковских высот.
Кое-какую информацию можно прочитать в дневнике оберлейтенанта Вольфа Гельмута Дозе: http://www.collasius.org/ZEITZEUGEN/194 ... dose07.htm
Электростанция
(18 сентября - 13 октября 1941)

Воскресенье 28 сентября небо голубое и безоблачное…<...>

Мы на большой равнине, которая простирается на юг и юго-восток от Урицка, прерываемая болотами, низинами и ручьями, дорога ведет к окружённым забором зданиям. Несколько зеленых зданий и башня, торчащая из земли. Высокие деревянные столбы выдают электро- или радиоприменение. Сложно в красках описать эту группу зданий лишь только как башню и сараи.

Башня этой Станции (Werk) когда-то служила для водоснабжения. А теперь это наша наблюдательная вышка. Примерно в ста шагах находится наша огневая позиция, с которой мы уже обстреляли врага. Столовые в бункерах и сараи, в которых сложена радиоаппаратура. В стойлах есть лошади, два породистых коня, Backenstief und Krapll. Каждую ночь они должны получать довольствие.

С башни мы имеем великолепный вид. Мы видим не только передовую, где ходит много русских в брезентовых накидках, но и можем взглянуть на город перед нами. За расстеленными рощами подняли луковки купола соборов и церквей. Золотые шпили возвышаются над всеми зданиями старого Санкт-Петербурга. Далеко справа стоит огромное здание советской архитектуры. Советский дворец. И другие комплексы, которые показывают иностранцам, могут свидетельствовать о воле строителей коммунизма. Стоят огромные гиганты в Ленинграде рядом с ангарами, которые простираются дальше вправо. В левой части раскинулись доки «Окна в Европу», видны краны и, к сожалению, тлеющие продовольственные склады.

Фото. Водонапорная башня, вскоре после вступления.

В настоящее время спокойно, более десяти дней мы жили здесь мирно. Но стрельба не уменьшалась по нам, и только звонки к еде и детектор (der Melder) заставляли залечь. Когда стемнело, мы услышали новое русское оружие: ракетные батареи (позже «Сталинские оргАны»). Много ударов одновременно и один за другим, а затем от 30 до 60 ударов по одной точке. Это стало началом нового этапа в жизни на Станции.

Ночь 29 сентября не тихая. Ночью около 2 часов будит нас стрельба винтовок и пулеметов. Приходит детектор и приносит приказ: повышенная боевая готовность! Но вскоре снова вышло отдохнуть, только русская артиллерия подсвечивала небо снова и снова. В утреннем тумане, после новых залпов вражеской артиллерии, треск русской пехоты продолжается. Туман крадёт у нас видимость. Неприятность - или мы не можем стрелять или должны вести заградительный огонь, каждая сторона до сих пор патрулирует снаружи. Вскоре развеялось, и мы увидели перед антеннами (Aerials) восемь тяжелых вражеских танков. Теперь заговорили наши миномёты. Мины легли точно в скопления советских стрелков. Огонь был столь эффективен, что большевики оставили нас и переключились на 209-й и 220-й полки. К сожалению, мы не задержали всю атаку врага, но до берега реки русские не дошли. Чтобы остановить зеленого бронированного монстра, мы выпустили одиннадцать мин, но они не поколебали бронегиганта. Целясь в 210 мм пушку танка, даже мы попадали в разделительную линию. Танк стрелял и стрелял. Снова и снова сверкало пламя из его башни, но русская пехота не продвигалась, благодаря огню нашей пехоты 220-го полка, артиллерии и не в последнюю очередь наших миномётчиков. Около 200 мин исчезли из наших боеприпасов.

Воду для умывания и приготовления картофеля мы всегда берем из воронок и луж, которые есть вокруг нашей башни. Воды в них хватает на один раз. Таким образом, мы очень "рады" падению в первой половине дня 2 октября неких «чемоданов» в нашей Станции и огромным воронками от взрывов. Башня потеряла несколько окон и покосилась довольно значительно. Но это только начало очень интересного дня. Русские танки и артиллерия гарантируют, что нам не будет здорово. Снова выкатываются танки на дорогу, закрывая советских стрелков. Но они не знают, что немецкие сапёры заминировали дорогу в предыдущую ночь. Гордо катит первый колосс на наши позиции, но тут… яркое пламя, взрыв и следующий танк разворачивается в обратном направлении. Теперь, когда первый танк горит, они потеряли мужество. Они дико стреляют, как в прерии.

Мы уже знаем эту русскую постановку. Утро 3 октября наполнено минированием Советов. Даётся команда «Тревога». Перебежчики рассказали нам, что задача русского батальона - вытеснить нас со Станции, и это не удивительно... Мы тоже не говорим… Отвечают русским наши пулеметы и винтовки, наша артиллерия и наш взвод.

4 октября, после многих событий и мер обороны при разрушениях, событием, которым 1-й батальон всё же может гордится - захват трех офицеров и 118 солдат. Это сильное противоборство!

6 октября три русских батальона попытались выдавить нас с нашей Станции. Недалеко от деревянного забора появились Советы. Наши растяжки и пулемётная точка предупредили нас немедленно. Как обычно стандартно развернули оборону. Так появился некоторый зазор от нас на низине, к недовольству русских.

И до 11 октября то же самое кино снова и снова. Русские трещали пушками, танками, минометами и даже применили огнемёты (Feuerspuckern) [«химические танки» на базе Т-26, Т-34, КВ], которые мы уже знали по 30-му августа. Этот огонь оставил свой след - добавилось много воронок. Забор не только защищал солдат от огненных струй, но и несколько гранат взорвались на нём. Так было дважды вблизи нашего гальюна. Наши кони лежат мертвые в радиобудке (Radioschuppen), а две лошади убежали в тыл.

Наша дорогая башня также немного изменилась. Ниже вы можете увидеть много следов от танковых снарядов, которые легко выбивали кирпичи внутри, а снаружи башни воронки от больших разрывов 2 октября. В здании батальона «чемодан» пробил отверстие в стене 90 см толщиной. Камни и другой мусор разбросаны вокруг. Большие отверстия и трещины имеются у других зданиях, и все это благодаря железным советским приветствиям. Часто можно увидеть в эти дни носимые четырьмя мужчинами носилки, а на них раненный. Но в любое трудное время я всегда спокоен и имею хорошее настроение. Часто немного алкоголя вносит большой вклад в моё настроение, и в большинстве случаев с положительной стороны.

Фото. Водонапорная башня после бомбардировки тяжелой артиллерией и танками.

Прямо на башне мы узнаем, что русские знают. Интересны общения с заключенными и перебежчиками. Так например, отделение сержанта Кона разбито по приказу русского младшего лейтенанта. Господи, говорят русские, идя в атаку, перебежчики говорили нам постоянно о силе, агрессивных намерениях и эффективности немецкой обороны. Так мы поняли скоро, что думают в большой России. Это всего лишь слова поэта: каждый народ носит печать по чину.

И мы 13 октября выходим из расположения взвода IR 220, мы переданы в обоз. Небритые, грязные, пальто и брюки в глине, тянемся по шоссе на Красное Село. Картина маслом: замена. Но ни один из нас не забудет это стояние на башне радиостанции.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Аватара пользователя
Hohner
Администратор
Сообщения: 1194
Зарегистрирован: 28 апр 2012, 15:18
Откуда: Сталинград
Контактная информация:

Re: Листовки N(mot.) 56 и N(mot.) 57

Сообщение Hohner »

В итоге "Платформа" была взята только 23 ноября 1943 г.

Вот, что говорится в книге В. А. Соколова «Пулковский рубеж»:
БОЙ ЗА «ПЛАТФОРМУ»

Перед оборонительным участком 456-го стрелкового полка 109-й стрелковой дивизии проходила оборонительная полоса противника, имея в стыке двух пехотных дивизий (126-й и 170-й) прочный опорный пункт «Платформа», занятый немцами в течение более полутора лет. Занимая командующее положение над окружающей местностью, этот опорный пункт обеспечивал противнику отличное наблюдение за нашей обороной и давал возможность создать мощную систему огня перед передним краем его обороны. Гарнизон опорного пункта «Платформа» состоял из 2-й роты 426-го пехотного полка 126-й пехотной дивизии численностью в 120 человек с 6 ручными и 3 станковыми пулеметами, 2 минометами и 3 орудиями ПТО, взводом станковых пулеметов и 2 минометами. Опорный пункт был хорошо приспособлен и оборудован для круговой обороны и имел достаточное количество прочных оборонительных сооружений.
Несмотря на достаточно полные данные нашей разведки об опорном пункте немцев, неоднократные наши попытки овладеть им всякий раз кончались неудачей. Изучив причины наших неудач, командование пришло к выводу, что в данной обстановке задача может быть выполнена только при условии внезапности действий.
Для захвата опорного пункта был выделен 2-й батальон 456-го стрелкового полка с двумя отдельными штрафными ротами. Атаку намечалось поддержать 20 орудиями прямой наводки, 42 минометами, 64 орудиями полковой и дивизионной артиллерии и 2 дивизионами гвардейских минометных частей.
Для достижения внезапности решено было имитировать подготовку к наступлению на всем участке фронта.
Атаке опорного пункта предшествовала тщательная 10-дневная подготовка. Была проведена дополнительная разведка атакуемого объекта: его сооружений, инженерных заграждений и системы огня. С личным составом 2-го батальона в течение 7 дней проводились тренировочные занятия на учебном поле, где в деталях был воспроизведен опорный пункт «Платформа». На этих занятиях были отработаны до мелочей действия штурмовых групп, групп разграждения и гранатометчиков в предстоящих действиях. Полностью было отработано взаимодействие пехоты с артиллерией и минометными подразделениями.
Саперы заблаговременно подложили под проволочные заграждения удлиненные заряды, чтобы взорвать их с началом атаки.
Заранее были оборудованы огневые позиции для орудий полковой артиллерии, предназначенных для стрельбы прямой наводкой и проделывания проходов в минных полях.
С личным составом, предназначавшимся для захвата «Платформы», была проведена большая политическая работа. Политработники дивизии, армии разъясняли бойцам значение предстоящей операции, сосредоточивали их внимание на вопросах скрытности, стремительности наступления, рукопашного боя. Были умело расставлены силы коммунистов.
До наступления рассвета 23 ноября 1943 года в 230 м от переднего края обороны противника роты первого эшелона скрытно заняли исходное положение для атаки; роты второго эшелона были сосредоточены в нашей передовой траншее уступами за обоими флангами рот первого эшелона. В 8.53 артиллерия произвела двухминутный огневой налет по опорному пункту;
одновременно саперы подорвали заряды под проволочными заграждениями, орудия прямой наводки обрушились мощным огнем по заранее намеченным целям. В результате система проволочных заграждений и минных полей противника оказалась нарушенной, а на некоторых участках совсем уничтоженной.
Через несколько минут в проделанные проходы устремилась наша пехота и одним броском ворвалась в передовую траншею противника, где завязался рукопашный бой. Противник был ошеломлен столь неожиданным ударом, пытался оказать сопротивление, но очень быстро его энергия была подавлена, и он начал беспорядочно отходить. Наши бойцы успешно продвигались вперед, очищая штыком и гранатой ходы сообщения и траншеи. К 11.30 опорный пункт «Платформа» целиком был в наших руках; было захвачено 16 пленных, 2 орудия ПТО и 1 станковый пулемет.
Учитывая тактику врага, неоднократно применяемую им, когда он вынужден был оставлять свои позиции, командир батальона немедленно по захвате опорного пункта организовал наблюдение и закрепился на нем с целью отражения вражеских контратак.
Дальнейшие события подтвердили правильность выводов командира батальона: в день, когда 2-й батальон занял опорный пункт «Платформа», противник предпринял 11 контратак, но все они были отбиты с большими для него потерями.
Успешный исход этого боя показал хорошую выучку действовавших подразделений, тщательную и продуманную организацию боя, высокий прорыв, стремительность и быстроту в действиях офицеров и бойцов, большую оперативность и действенность партийно-политической работы.
Четкое бесперебойное управление, безотказная работа отдельных орудий прямой наводки, налаженное взаимодействие между родами войск, достижение внезапности обеспечивали успех боя.
Нужно быть очень храбрым человеком, чтобы быть трусом в Советской армии.
Ответить

Вернуться в «История одной немецкой листовки»